Скульптура. К середине V в. до н.э. образ гражданина – атлета и воина – становится центральным в искусстве. Пропорции тела и многообразные формы движения становятся важнейшим средством характеристики. Постепенно и лицо изображаемого человека освобождается от статичности. Однако еще нигде типическое обобщение не сочетается с индивидуализацией образа. Личное своеобразие человека, склад его индивидуального характера еще не привлекали внимания мастеров ранней греческой классики.

В Афинах в это время работали скульпторы Фидий, Мирон, Поликлет. Значительная часть их работ дошла до нас в римских мраморных копиях.

Величайший скульптор V в. до н.э. Фидий, главный помощник Перикла при реконструкции Акрополя в Афинах, создает грандиозные скульптуры Афины Промахос, Зевса Олимпийского и Афины Парфенос. Под его же руководством увидело свет скульптурное убранство Парфенона. Его образы наделены одухотворенной красотой и жизненностью. Фидию удалось органично включить скульптуру в архитектурные сооружения.

В своих творениях «Дискобол», «Афина и Марсий» и других утверждает силу и красоту человека Мирон. Поиск героических, типически обобщенных образов и новых мотивов движений характеризует творчество Мирона. Он был одним из первых греческих скульпторов, которому удалось полностью освободиться от архаической условности.

В теоретическом трактате «Канон» Поликлет выводит цифровой закон идеальных пропорций человеческого тела, а потом воплощает свои расчеты в знаменитой статуе «Дорифор», изображающей юношу сильного, красивого, спокойного. Этот образ стал нормой представлений греков о совершенстве человека.

Трагические противоречия эпохи нашли глубокое воплощение в творчестве крупнейшего мастера первой половины IV в. – Скопаса, работавшего в различных городах Греции. Влияние искусства Скопаса на дальнейшее развитие греческой пластики можно сравнить лишь с воздействием гения его современника – Праксителя. Последний в своем творчестве обратился к образам, проникнутым духом ясной и чистой гармонии, спокойной задумчивости и безмятежной созерцательности. Воздействие искусства Праксителя проявилось в дальнейшем в многочисленных произведениях так называемой парковой скульптуры эпохи эллинизма.

Возрастает интерес к внутреннему миру человека. На смену мужественности и суровости образов классики приходит скульптура, где авторам удается пластическими средствами передать тонкий и богатый душевный мир. В работах «Афродита Книдская», «Отдыхающий сатир» знаменитый античный мастер Пракситель (ок. 390 – ок. 330 до н.э.) воссоздает изящную и одухотворенную красоту. Его героям свойственны душевная взволнованность, грусть, задумчивость.

У уроженца острова Парос Скопаса (IV в. до н.э.) в скульптурных образах проявляется драматическое напряжение духовных сил. Мастеру удается передать накал эмоций, порой трагический надлом, который нарушает гармоническую ясность, столь свойственную высокой классике. Его «Менада» – спутница Диониса – изображена в стремительном танце: так с помощью движения художник передает бурный порыв страсти. Скульптура Скопаса рассчитана на круговой обзор. Игра светотени усиливает впечатление динамики образа.

Если в искусстве Скопаса и Праксителя еще ощутимы связи с принципами искусства высокой классики, то в художественной культуре последней трети IV в. до н.э. эти связи слабели. После походов Александра Македонского в искусстве, и прежде всего в скульптуре, начинаются поиски нового: идеалистического и реалистического.

Самим видным представителем идеалистического направления был скульптор Леохар, придворный мастер Александра Македонского. Его наиболее прославленная статуя – так называемый Аполлон Бельведерский (около 340 г.), – исполненная с высоким профессиональным мастерством.

Крупнейшим скульптором реалистического направления был Лисипп (IV в. до н.э.), последний, пожалуй, большой мастер периода поздней классики. В искусстве Лисиппа так же, как и в творчестве его великих предшественников, решалась задача индивидуализации образа человека, раскрытия его переживаний.

Большое значение имело творчество Лисиппа для развития портрета. В созданных им скульптурных портретах Александра Македонского, обнаруживается глубокий интерес к раскрытию духовного мира героя.

Лисипп, работая в бронзе, ставил перед собой иные задачи. Его интересует человек в момент душевного спада, когда он далек от состояния идеального совершенства. Лисиппа интересуют модели, которые позволяют ему передать сложный, а порой и противоречивый внутренний мир. Его «Апоксимен» – спортсмен после состязаний, усталый, отдавший выступлению все силы.

Вторая половина V в. до н.э. – время расцвета всех видов искусства и наиболее гармоничного воплощения эстетических идеалов классики. Этот период называется в специальной литературе эпохой высокой классики.

Архитектура. Большое место в художественной культуре греческой классики занимает архитектура. Наибольшее распространение в архитектуре ранней классики получают храмы дорического ордера, соответствующие духу гражданственности, героике полиса.

При Перикле создается самый замечательный из ансамблей классической эпохи – Афинский акрополь, который господствует над городом и его окрестностями. Над ним работали архитекторы Иктин и Калликрат, а оформление принадлежит Фидию – важная культурная победа в Древней Греции.

Разрушенный во время персидского нашествия, акрополь был отстроен заново с невиданным до того размахом. Центральным элементом архитектурного ансамбля Акрополя был Парфенон – храм Афины Девы – покровительницы Афин. Он являлся основным святилищем афинян, и там же в нем находилась общественная казна.

Склон Акрополя был использован для возведения театра Диониса. Планировка и постройка Акрополя были выполнены под общим руководством величайшего скульптора Греции – знаменитого Фидия (вторая и третья четверти V в. до н. э.).

В классической Греции успешно осуществляется программа градостроительства. После 446 г. до н.э. город Пирей приобретает правильную планировку под руководством архитектора Гипподама. В 479 г. до н.э. восстанавливается сожженный Милет. Но если до сожжения он представлял собой город со свободной планировкой, то теперь в него также вносится «гипподамова система». С юга на север и с запада на восток город пересекали две магистрали под прямым углом, на их пересечении организовывался общественный центр. Ширина улиц увеличивалась в два раза. Прямоугольная сетка регулирования прокладывалась при любом рельефе местности. «Гипподамова система» становится господствующей в планировании городов и в последующие периоды европейской культуры.

В эстетической традиции Древней Греции разрабатывается проблема воспитательной роли искусства. Появляется понятие «калокагатия». Слово состоит из двух частей: «калос» – прекрасный, «агатос» – добрый. В античной культуре это означает гармоничный человек, физически крепкий, красивый и нравственно добродетельный, гармония физического и духовного. В эстетической традиции Древней Греции по большей части царило убеждение, что искусство способно выполнить задачу по воспитанию гармоничного человека, достойного гражданина полиса. От Пифагора, интуитивно угадавшего психотерапевтическое воздействие искусства на человека, до Аристотеля, разработавшего учение о катарсисе, т.е. об очищающем воздействии искусства на человека и получении им эстетического и художественного удовольствия, – у каждого находились свои аргументы в пользу этой позиции, каждый выделял свой аспект при рассмотрении проблемы воспитания средствами искусства. Особняком стоит Платон, который считал, что искусству нет места в идеально организованном государстве, ибо искусство развращает молодых людей, делая их изнеженными и не способными к исполнению гражданского долга. Такая позиция Платона может быть объяснена тем, что философ отдавал предпочтение древней системе ценностей, и его настораживало то новое, что утверждалось в античной культуре, прежде всего сознание индивидуальности и независимости личности.


На главную